Главная » БАНКИ » Как Китай за сорок лет из отсталой страны стал крутейшей

Как Китай за сорок лет из отсталой страны стал крутейшей

Секрет успеха Поднебесной

В феврале в Китае Желтая Земляная Собака передала бразды правления столь же Желтой и Земляной Свинье. Как и в других странах, в новогодние дни в Поднебесной подводят итоги года уходящего. Для китайцев он запомнился чередой торжеств и памятных мероприятий в связи с 40-й годовщиной начала проведения «политики реформ и открытости». Отсчет принято вести с 18 декабря 1978 года, когда Дэн Сяопин получил партийное «добро» на самые глубокие экономические преобразования. Возможность побывать в знаменитых специальных экономических зонах, с которых начиналось китайское «экономическое чудо», представилась корреспондентам «МК».

фото: ru.wikipedia.org

Уникальный мост между Гонконгом и Китаем.

Современный Китай — лучшее доказательство эффективности политики реформ, проводимых вот уже 40 лет. Во время поездки нам удалось ознакомиться с очень разными городами — старинный Гуанчжоу и пропитанный английским духом Гонконг, совсем юные по китайским меркам Шэньчжэнь и Чжухай. Они отличаются друг от друга архитектурой, диалектами местных жителей и даже правилами уличного движения. Зато их объединяет общая цель: угнаться за лидерами мирового экономического развития, а еще лучше — обогнать их. «Я не первый раз в этой стране и каждый раз поражаюсь, как быстро и масштабно строят китайцы», — восклицает коллега-китаист, сидящий рядом в автобусе, который везет нас то мимо многоэтажного делового центра в форме круглой монеты, то к зданию нового университета — уменьшенной копии главного здания Московского университета. В КНР есть чему удивиться: сочетание бесконечных небоскребов и впечатляющих исторических достопримечательностей. Вот такой он, «новый» Китай — тщательно выстроенный и преобразованный за последние 40 лет.

На стыке социализма и рынка

Сорок лет — короткий срок для такой древнейшей цивилизации, как китайская. Но за это время выросло несколько поколений людей, на глазах которых бедная и отсталая страна стала второй экономикой мира. Сегодня КНР — ключевой торговый партнер более чем 120 государств. Достичь таких результатов Поднебесной удалось благодаря «политике реформ и открытости», начатой в 1978 году. Тогда страна была в руинах после провального «большого скачка», в ходе которого от голода умерло более 10 млн человек, и последовавшего десятилетия «культурной революции». Вскоре после смерти Мао Цзэдуна в 1976 году у руля правящей партии и страны встал Дэн Сяопин. Он-то и взял курс на новую «политику реформ и открытости», ставшую рецептом китайского «экономического чуда». Как мы убедились, это чудо — не миф из прошлого, а впечатляющая реальность дня сегодняшнего.

Яркий пример эффективности курса Дэн Сяопина — город Гуанчжоу, административный центр провинции Гуандун, который стал первой точкой нашего пути. За свою многовековую историю Гуанчжоу прошел путь от небольшого порта на реке Чжуцзян (Жемчужной) до современного мегаполиса и промышленного центра глобального значения. Город заполнен множеством образовательных центров, научно-исследовательских институтов, десятками тысяч высокотехнологичных предприятий и по праву считается центром науки, торговли и промышленности на юге КНР. Помимо производственных успехов, Гуанчжоу привлекает толпы туристов своими историческими памятниками и различными достопримечательностями. В Гуанчжоу находятся самая высокая в Китае Кантонская телебашня, знаменитый оперный театр, а также тот самый круглый 140-метровый небоскреб Guangzhou Circle.

К Гуанчжоу примыкают две специальные экономические зоны, созданные в 1980 году в рамках «политики реформ и открытости» как стыковочные механизмы между социалистической экономикой КНР и рыночной на территориях английской колонии Гонконг и португальского Макао. Эти две зоны — Шэньчжэнь и Чжухай — помогли создать тот симбиоз лучших сторон двух экономических систем, который и вывели на лидирующие позиции сначала приморские провинции, а затем и весь Китай. За 40 лет Шэньчжэнь стал вровень с Гуанчжоу и превзошел Гонконг в 4 раза по ВВП.

В бывшей рыбацкой деревне Чжухай и сегодня можно увидеть сцену разгрузки дневного улова. Но рядом начинается многокилометровая набережная с десятками небоскребов. Налоговые льготы и иные финансовые стимулы, близость с Макао и Гуанчжоу поспособствовали развитию города в современный мегаполис, который сейчас один из самых активно развивающихся в Китае. Среди ведущих предприятий Чжухая нам сразу назвали крупнейшего китайского производителя кондиционеров Gree. В современном, но без пафосных излишеств здании штаб-квартиры компании нам рассказали о ее истории и нынешней специфике работы. В ходе разговора выяснилось, что большую часть продукции закупают, как ни странно, США. Там давно уже не производят ни бытовую, ни промышленную холодильную технику. Поэтому так называемая торговая война между Китаем и Штатами может отразиться, прежде всего, на американских потребителях. У компании имеется свой научный центр, где происходит разработка новых моделей подобной техники с учетом всех пожеланий и требований потребителей в 160 странах. Пользуются спросом китайские кондиционеры и в России. Причем, как подчеркнули в компании, несмотря на экономический спад в нашей стране, продажи идут на подъем. «Причина тому — на удивление жаркое лето, которое порадовало россиян в 2018 году» — объяснил представитель Gree.

Работа в специальной экономической зоне дает китайскому производителю кондиционеров привилегии. В частности, государство предоставляет не только налоговые льготы, но и дешевую аренду земли. Сотрудники поделились с нами, что сейчас средняя заработная плата составляет 6500 юаней (примерно 65 тыс. рублей).

Дороги, мосты, небоскребы

В числе главных преимуществ Чжухая — его расположение. Рядом Гуанчжоу, Макао, Гонконг. Причем Гонконг совсем недавно стал еще ближе. Между Чжухаем и Гонконгом начал действовать современный мост, который мы в ходе нашей поездки смогли оценить по достоинству.

Мост, который называют «жемчужным», так как он находится в дельте Жемчужной реки, открыли 23 октября 2018 года. Амбициозный проект начинается на искусственном островке в Чжухае, где расположены погранслужбы и таможни КНР. Затем мост на 22,9 км тянется над устьем реки Чжуцзян и упирается в еще один насыпной остров, на котором находится въезд в подводный тоннель длиной 6,7 км. Выйдя на поверхность, тоннель переходит в виадук, снова идущий над водой до насыпного острова, на котором расположен новый международный аэропорт Гонконга. Дальше путь идет до погранпунктов Гонконга, находящихся на выезде с острова. Любопытно, что, хотя мост и соединяет материк с бывшей британской колонией Гонконг, где движение левостороннее, по нему водители едут как в Китае — по правой стороне.

Возведение моста, длина которого со всеми ответвлениями, развязками и тоннелями достигает 55 км, обошлось почти в $20 млрд. Он поражает своей монументальностью. При постройке инженеры озаботились тем, чтобы конструкцию не смогли разрушить ни землетрясения, ни ураганы, ни аварии судов, а срок службы ее рассчитан аж на 120 лет. В основном по магистрали курсируют автобусы и коммерческий транспорт, перевозящий пассажиров, частные автомобили могут проехать только по специальным разрешениям. Подводные тоннели и эстакады хоть сначала и пугают своей витиеватостью, но позволяют очень быстро добраться из Гонконга до континентальной части Китая: дорога займет меньше часа. Правда, пассажирам приходится проходить пограничный контроль, так как регионы находятся в разных юрисдикциях. Чжухай по-прежнему имеет статус специальной экономической зоны, а Гонконг после перехода в состав Китая в 1997 году стал специальным административным районом. В Гонконге, как и в Макао, применяется еще одно изобретение Дэн Сяопина — политика «одна страна, две политические системы».

Здесь живут самые состоятельные бизнесмены Китая, которые, по сути, и управляют территорией. Государство возглавляет главный министр администрации. У Гонконга отдельное Законодательное собрание, полиция, местная валюта (гонконгский доллар), паспортная система и даже визовая политика — в то время как остальные китайцы обязаны получать визы для поездок за границу, граждане Гонконга совершенно спокойно путешествуют без них.

Пообщавшись с жителями Гонконга, мы узнали, что многие из них даже не считают себя китайцами. Действительно, европейское влияние сказалось на внешнем виде и манерах гонконгцев — люди очень вежливые и спокойные, одеваются как европейцы, практически все говорят на английском языке. Еще одна особенность Гонконга, которая сильно выделяет город на фоне «другого» Китая, — это доступ к мировому Интернету. На остальной территории КНР приходится пользоваться местным аналогом либо незаконно обходить запреты, что и делает значительная часть молодежи, стремящаяся быть поближе к остальному миру.

Хотя Гуанчжоу и Чжухай тоже буквально напичканы небоскребами, их количество в Гонконге нас просто поразило. Впрочем, для этого небольшого района небоскребы — не роскошь, а необходимость. Гонконг — одна их самых густонаселенных территорий в мире, поэтому в городе уже давно не строят здания ниже 30 этажей. Однако у этой особенности есть и обратная сторона: тем, кто не зарабатывает миллионы, жить здесь несладко. Местные жители рассказали, что более 100 тысяч человек в городе вынуждены ютиться (порой целыми семьями) в 10-метровых комнатах-«клетках», в которых невозможно даже встать в полный рост. Но и за проживание в таких условиях людям приходится отдавать половину заработка.

Еще одно сильное впечатление от Поднебесной — обширная сеть высокоскоростных железных дорог. Бум строительства ВСМ стартовал в Японии еще в 60-е годы прошлого века, и всего в возведение этих магистралей власти страны вложили около $300 млрд. Китайская сеть ВСМ протяженнее, чем в Японии и Европе вместе взятых: она превышает 20 тысяч км.

Конечно, одно дело слышать о таких цифрах и другое — ощутить их, как говорится, на собственном опыте. Так, например, путь из Пекина в Шанхай длиной 1318 км занимает чуть менее 5 часов. Для сравнения: поезд «Сапсан» между Москвой и Санкт-Петербургом едет на час быстрее, но и расстояние здесь в два раза меньше. Что же касается стоимости проезда, то местные коммунисты обещают дороги для бедных. Но пока реальность не совсем соответствует словам чиновников.

Кремниевая долина по-китайски

Потратив на переезд из Гонконга по скоростной магистрали всего 14 минут, мы оказались в Шэньчжэне. Благодаря «политике реформ и открытости» он из нищей деревни превратился в город небоскребов, деловых центров, знаменитых на весь мир предприятий. Теперь здесь живут более 12 миллионов человек. В Шэньчжэне нас впечатлило большое количество зеленых парков, разбросанных по всему городу. Экологическая обстановка здесь лучше, чем в других промышленных центрах, и печально знаменитый китайский смог хоть и бывает, но пореже. Люди, переехавшие из других регионов, говорят, что для них это огромный плюс — ведь когда неделями не видишь чистое голубое небо, это сказывается не только на здоровье, но и на настроении и работоспособности.

Шэньчжэнь часто сравнивают с американской Кремниевой долиной, и не зря. Этот мегаполис — один из самых быстроразвивающихся в КНР. В 1980 году он был объявлен свободной экономической зоной, и с тех пор поток китайских и иностранных предпринимателей, рвущихся сюда, не останавливается. Город привлекает все больше инвестиций и новых технологий. Понаблюдав за местными жителями, мы заметили, что в городе практически нет не то что пожилых, но даже людей средних лет. И действительно, оказалось, что средний возраст проживающих в городе — менее 30 лет! Эти молодые специалисты съезжаются со всего Китая (да и многих стран мира) в Шэньчжэнь ради реализации своих жизненных целей. Многие даже переносят свой бизнес из соседних регионов. «Главный принцип жизни в Шэньчжэне — это скорость» — поделился с нами местный житель. Люди здесь быстро работают, споро ведут бизнес, активно разрабатывают новые технологии, да и просто не теряют времени зря.

Цена чуда

В чем же секрет китайских рекордов? Безусловно, в их основе лежит эффективность экономической модели. В стране была принята экономическая политика, нацеленная на развитие инфраструктуры, которая помогла иностранным компаниям открывать производства. Как говорил Дэн Сяопин, «неважно, какого цвета кошка, — главное, чтобы она ловила мышей». И действительно, в Поднебесную потекли иностранные инвестиции. В Китае повсюду началось строительство заводов. И надпись «Made in China», по сути, стала на долгие годы синонимом дешевых товаров по всему миру. Тем временем кошельки китайцев начали быстро пополняться.

Но также, по словам первого вице-президента «Опоры России» Павла Сигала, немаловажную роль играет и четко проведенная грань между бизнесом и властью. «Конечно, государство вмешивается в бизнес, но в КНР есть понятные правила. Если предприниматель не лезет в политику и не нарушает антикоррупционное законодательство, он может продуктивно и эффективно работать», — отмечает эксперт.

Опыт китайских экономических преобразований может быть полезен и для России, но для достижения внушительных результатов необходимы определенные условия. «Китай делает все для развития и привлечения иностранных инвестиций: там не надо годами добиваться подключения электроэнергии и исключены такие случаи, когда компания ждет согласования инфраструктурных вопросов. То есть при схожем с нами политическом климате для бизнеса созданы все условия», — уверен Сигал. Кроме того, КНР тратит гигантские средства на развитие скоростных дорог, и тем самым страна добивается ускорения перемещения товаров и грузов. Причем эти вложения делаются из года в год в рамках госполитики. «Все можно сделать, если государство проявит политическую волю. Но для этого надо также решить вопрос взаимоотношений с Западом. Кстати, западный бизнес в Китае чувствует себя очень комфортно и вкладывает в страну десятки миллиардов долларов», — считает эксперт.

В результате всего за несколько десятилетий из бедной страны Китай превратился в одного из мировых лидеров. Достижение? Несомненно. Но и у «чуда» есть цена. Причем отдать пришлось то, что за деньги не купишь. Проблема перенаселения так и не решилась, а сейчас Поднебесная кроме гендерного дисбаланса столкнулась и с другой проблемой — старения населения. Другая, не глянцевая сторона экономического роста — загрязнение окружающей среды. Плотный смог здесь уже стал привычной частью пейзажа. Кроме того, в стране острый дефицит плодородных земель. А найти озеро или реку, не загрязненную химикатами, непросто. Даже несмотря на внушительные экономические успехи, Китай — страна с малообразованным в массе своей населением, а бюджетные расходы на образование по-прежнему находятся на низком уровне. Плюс ко всему, в КНР внушительное расслоение населения по материальному благосостоянию. Хоть реформы и помогли вывести 740 миллионов человек из нищеты, около 8% населения все равно проживают за чертой бедности.

Что ж, реформ без издержек не бывает. Но, как мы убедились в ходе поездки, Поднебесная явно не намерена останавливаться на достигнутом и по-прежнему готова к очередному экономическому рывку.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*